История хозяйки брачного агентства.

Был знаком с одной российской Скарлетт О’Хара конца 90-х начала 2000-х.  Большую часть того что я о ней знаю я слышал в ее вольной и конечно же пристрастной интерпретации , поэтому позволю себе немного домыслить, главным образом снизив некоторый пафос,  не искажая при этом общего смысла. 

Человек она была неординарный, с первого взгляда не скажешь, но когда она начинала что либо рассказывать слушать ее было одно удовольствие. В жизни видел только трех человек рассказы которых о своей жизни можно было слушать часами. 

Первой была вышедшая замуж в США обедневшая английская аристократка. Уже старушкой она вспоминала: «Дома у нас был замок в деревне, когда мы приезжали туда по выходным нас все в округе почитали, но у нас просто нечего было есть.» Затем она вышла замуж за железнодорожного магната из Чикаго который ездил в своем суперлюксовом вагоне вне расписаний и других проблем. Мне довелось поехать в одном автобусе с ней по местам связанным с Марком Твеном. Проигнорировав других бабушек многие иностранные студенты слушали ее рассказы о бедной жизни в Англии и американском изобилии в первые послевоенные годы.

Вторым был «штатский подполковник» нашей группы войск в Германии. Он отвечал там за культурную часть и организовывал например гастроли звезд начала 80-х в ГДР. Его рассказы о Зыкиной, Малинине и других гастролерах  я запомню навсегда, особенно о том, как ему пришлось спасать на банкете одного длинноволосого известного певца, которого наши подгулявшие начальники решили непременно подстричь по уставу, уверяя при этом, что поклонников у него будет еще больше а все бабы сразу поймут что он не «такой как все вы там певцы » а нормальный мужик.  Певец который не был «не таким» а наоборот  имел несколько семей и кучу детей от разных женщин сильно испугался и будучи до этого довольно надменным с моим знакомым увидев что крепкие мужики не шутят униженно просил его как нибудь вывести задним ходом. 

Третьей была вот эта моя знакомая. Говорила она просто но грамотно т к в молодости окончила педучилище и какое то время преподавала в малокомплектной сельской школе.  Я так и представляю ее окруженной детьми в маленькой занесенной снегом избушке. 

Итак родилась она в самом плодородном районе нашей черноземной области, где как говорят палку воткни – яблоня вырастет.  Читал воспоминания одного известного парижского эмигранта, там он ностальгировал как раз по Н-ским черноземам. Ее село было райцентром, огромным но все же селом со сто и двести метровыми огородами за каждым домом, баньками стоящими отдельно от домов вдалеке, широчайшими улицами и столетними ветлами. Но в основном лето проводила она у бабушки в самом дальнем селе района, где одни бескрайние поля и перелески и живут суслики и огромные по сравнению  с обычными беляками зайцы-русаки и можно увидеть отдыхающих пролетных журавлей. 

Девочка выросла светловолосой, голубоглазой и с такой здоровой деревенской полнотой – абсолютно не рыхлой а крепко сбитой и довольно привлекательной. Закончила педучилище после 8 класса и сразу же вышла замуж. Парень был красив и деловит, но мама ей не советовала т к родители его переселились с юга, исповедовали другую веру. При СССР считалось  что все мы принадлежим к единой общности советских людей и все это не важно. Сыграли комсомольскую свадьбу, она пошла работать в школу, он крутил баранку в автохозяйстве, родилась дочь, назвали красивым экзотическим именем. 

И тут началась перестройка. В райцентре появились его земляки. У них завязались деловые отношения , появились деньги. Стали его приглашать на застолья, где были одни мужчины, женам нельзя. Жены приходили потом убрать все это безобразие. Однажды она пошла тоже и увидела следы присутствия там женщин нетяжелого поведения, сказала другой женщине. «Ничего, зато хоть предохраняются» ответила та. В следующий раз она мужа не отпускала он же ей ответил «я люблю только тебя, не изменяю, но если я туда ходить не буду меня мои друзья уважать перестанут» 

Он ее и правда видимо любил т к несмотря на свои обычаи всегда выполнял всю тяжелую работу по хозяйству и даже носил воду из колодца, чего не должен бы делать по мнению его друзей. Правда носить воду он стал в темноте, если видел кого то, то бросал ведра в кусты и делал вид что просто гуляет.  Тогда за водой уже шла она. С коромыслом я уверен выглядела она органично, хотя лицом на архитипическую русскую красавицу совсем не походила, только фигурой.

Тем не менее они все же через какое то время развелись,  он женился на своей соотечественнице и они куда то уехали. 

Она так и работала в школе, чтобы не бедствовать завели с дочкой корову и кур и вот чтобы выписать корма животным поехала она как учительница на поклон к человеку управлявшему тем, что осталось от развалившегося в перестройку совхоза в котором кроме сельского хозяйства были еще и всякие мастерские и перерабатывающие цеха. Это был приезжий немолодой уже дядька. Крепкий как дуб, немногословный со строгим взглядом. Но она ему понравилась своей красотой полей и лугов. Естественно у него была семья но он приезжал к ней вечерами и они как в селе положено шли на сеновал или еще куда так как в доме был мама и дочь.  Она сказала, что именно с ним она стала полноценной женщиной в смысле секса, а именно начала достигать вершины наслаждения без побочных усилий. 

Сначала она не осознавала с кем ее свела судьба, но однажды ей рассказали что случилось в ресторане райцентра. Этот крепкий хозяйственник сидел за своим обычным столиком и как часто он это делал обсуждал дела с одни и тем же  тоже немолодым  мужичком солидного вида не из местных.  Оба в поношенных костюмах,  обоим лет за 50, но на столе как всегда в таких случаях лучшее что было ресторане.  И тут приезжают местные девицы живущие уже в городе со своими ухажерами из мелких бандосов и начинают строить весь кабак придираясь к посетителям. Когда дошло до нашего хозяйственника с другом они ответили им жестко и резко. Началась разборка кто кого знает. Парни позвонили в город своей крыше. Крыша велела поставить аппарат (возможно еще и не сотовый а станционарный) на громкую связь а затем юному поколению бандосов было сказано что то вроде  « Вы сейчас перед (условно) Петровичем извинитесь и спросите сколько с вас за борзость причитается и как будете расплачиваться, или же вы оттуда назад не доедете а если вдруг вы все же доберетесь живыми, то я вас здесь сам грохну»  Сам ли хозяйственник обладал таким авторитетом или его постоянный собеседник так и осталось неизвестным, но в селе к нему и его знакомым стали относиться еще более почтительно.  

Все это слышала официантка и передала моей знакомой расспрашивая ее «А кто он такой?» Она и сама не знала т к наколок у него не было, криминальную тему он никогда не затрагивал,  все больше про хозяйство свое говорил. Вскоре он переехал в соседний район где управлял еще большим хозяйством, завел пруды со всякими диковинными видами рыбы и птицы на которые ездили на отдых большие люди, к ней все еще приезжал, они жарили шашлык из  рыбы и птицы, часами говорили и не только, но случалось это уже довольно редко. А потом умер от банального инфаркта. Эта смерть точно не была криминальной, т к он мою собеседницу  по своему очень любил и всегда говорил, что рассчитывать на него она не должна т к врачи говорят что мотор у него никуда не годится, хватит еще на год-другой не больше.  Однако как я понял лет пять они так протянули, ей это помогло пережить нищету 90-х, да и кроме текущих расходов от своего хозяйственного друга моя собеседница явно какие то хорошие по тем временам средства получила так как после его смерти затеяла она свою первую бизнес-авантюру. 

Но об этом мы узнаем в следующем номере. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded