Category:

Письма в редакцию или фамилия матом.

Был у меня друг юности по прозвищу Вадик-аферист, очень неординарная личность, прототип Костика из Покровских ворот. Нужно как нибудь о нем написать, но это требует особого вдохновения. Так вот, приходит он однажды ко мне с глазами полными удивления и рассказывает: «Ты представляешь, я раньше думал что все эти 'письма в редакцию' сами журналисты сочиняют, а оказывается...» И он рассказал мне, что он проходил практику в местном издательстве и ему поручили разбирать письма трудящихся. И там было такое, что нарочно не придумаешь и журналистам и так хватает материала, только отбирай в тему, чем он и занимался. Но это предисловие. 

Была у меня подруга юности, первые серьезные отношения и работала она в адресном бюро. Иногда она рассказывала мне про интересные имена и фамилии, но после моей знакомой Светланы Коммунистовны, которая став взрослой везде представлялась Константиновной, так кстати и звали во дворе ее отца, этим меня было не удивить. Однажды она пришла на свидание также желая что то мне рассказать. Оказалось их отдел достали  почтамт и другие организации требуя найти человека по имени Бл---ь  Антонина Степановна или же что то подобное с мужскими именами. 

Какая то дама преклонных лет  завалила письмами с этим адресом различные инстанции требуя покарать соблазнившего и обманувшего ее в чем то  Антона Степановича. Фамилию его она не знала и вместо этого писала это слово с большой буквы. Личные письма она тоже отправляла ему с такой же фамилией и на разные адреса и требовала его найти. Начальство это достало и оно отрывалось на подчиненных, думая что  из за корявого почерка зрелой дамы возможно они не поняли его фамилию. Подруга прочитала мне по телефону одно из ее писем. Там было нечто, достойное пера Зощенко. Но девушкам в адресном бюро было не до шуток какое то время. Мы потом с ней шутили «Ну ты и Антон\Антонина Степанович» Она ему кстати так и писала«Какой ты Антон, ты Антонина Степанович Б-ь и больше никто!»

Затем и сама эта девушка на короткий срок прославилась попав в газету.Это был конец 80-х, фильмы «Курьер» и «Маленькая Вера», повесть «Апофегей», юмор типа «Сказа о Стрельце» Филатова, Гребенщиков, Алекс Комфорт и газета Спид-Инфо были манифестами нашего поколения. Даже Цой появился в массах позже и для нашего поколения он был не совсем героем. Мажорами мы не были, но для областного центра были довольно продвинутыми. Выпивали кстати мало, но активно занимались добрачным сексом, причем без особого промискуитета, строго в долгих отношениях, не на третьем свидании, иногда по полгода петтинга предварительно, но в отличие от предыдущего поколения, где действовало правило «Тронул-женись» в брак не торопились. 

И вот она написала письмо в газету по названию Комсомольское что-то срочно пожелавшую перестроиться и быть ближе к современной молодежи. В письме она пожаловалась на скуку и бессмысленность жизни в неформальной тусовке нашего города. И надо же, к ней пришла Восходящая Звезда местной журналистики, молодой но очень известный в городе и пишущий также в московских изданиях человек. А подруга моя была прирожденной актрисой неизвестного театра, навешать искусной лапши ажурной работы могла кому угодно. И она навешала и даже накидала. А журналисту то был все же того, доперестроечного поколения, женат с 20 лет и в 27 уже отец двух детей и по тусовкам не ходил. Она наплела столько чуши про упадочные настроения молодежи и очень альтернативные методы проведения свободного времени, что знавшие ее с хохота покатывались читая это все. Но она была девушка с юмором, больше таких я не встречал. В реальности весь наш крутой досуг с ней ограничивался прогулками по городу, молочными коктейлями в кафе, т к Горбачев ввел сухой закон, частыми вылазками на рыбалку и купание на соседнем озере, иногда шашлык, хотя мяса достать было не просто, помню раз я купил и замариновал кролика, были мы там втроем, я, она и ее подруга. Сначала девушкам было жалко зверька, моя подруга включила артистку, они даже поплакали пока я насаживал кусочки бедного животного на шампура, однако потом проголодавшись кролика все же съели. Праздником для нас было купить абрикосов или черешни и поехать на речном трамвайчике на дальние городские пляжи найти там уединенный уголок и ... нет сексом на природе мы тогда не занимались, просто лежали, загорали, болтали обо всем на свете. На обратном пути заходили в гриль бар, брали курицу и жадно ее поедали. Без алкоголя. Она правда много курила чтобы накуриться на весь день т к дома мама.  Я никогда не курил. Ее мама как и мои родители впрочем часто уезжали на дачу с ночевкой, тут то мы и отрывались. Летом правда мы и сами часто уезжали на нашу двухэтажную дачу, которую мы с отцом сами построили, иногда компанией, иногда вдвоем. Еще она увлекалась собаководством и дрессировала своих собак с подружками. Я часто служил в роли плохого дяденьки в дрескостюме. Сначала боялся а потом вошел во вкус. Сейчас бы я не стал злить овчарок, лупя их рукавом по голове, а тогда нравилось. 

Вот и весь досуг. Она же расписала про кучу существующих в городе субкультур, панков, рокеров, металлистов, крутые тусовки, подпольные концерты, сейшены и квартирники. Журналист купился и написал статью в стиле «И за и против», типа вот чем занимаются молодые люди нашего города и с одной стороны мы не отстаем от столиц с другой стороны это пустота и бездуховность. Так 19 летняя артистка погорелого театра запудрила мозги очень хорошему журналисту. Но она могла. Сейчас кстати она вдова, живет в не очень благополучном районе домов барачного типа, правда там уже провели удобства и получился приличный метраж на семью с маленьким огородиком и как хобби ссорится с соседями и ругается с участковым, пишет красноречивые жалобы всем и всюду а так как она не пьет, участковый предпочитает с шайтан-тетенькой не связываться. Это при том что она абсолютно не стервозна, худая светловолосая женщина с милым голосом. Но высмеять и заговорить сможет любого. Работала она долго собаководом в охране, собаки ее слушались кстати, даже огромные сторожевые псы. Видимо тоже предпочитали не связываться.

Этот случай напомнил мне еще один, уже из 90-х. Работал я тогда переводчиком, таким литературным афроамериканцем у московских переводчиков, для которых жить, даже сопровождая группу, в провинции было некомфортно,  они ныли начальству требовали суточных и мне приходилось часто мотаться по городам и весям с различными группами приезжавшими по культурному обмену в Овощегорск Н-ской области, город побратим великого города Гринфилда, столицы аж целого сельского округа штата Айова где у них самое большое в штатах поголовье свиней на каждого жителя. И вот однажды ездила с нами одна журналистка лет 42-43, милая женщина из семьи провинциальной верхушки, добрая, женственная, семейная такая,  совсем не как репортеры новой формации. Однако оказалось она тоже была причастна к желтой прессе. Когда мы ехали по трассе сопровождающий из местной администрации сказал мне — сейчас будет стоять много проституток, ты иностранцам смотри не переводи про них, скажи что местные жители просто просят подвести. Тогда они в провинции были одеты совсем не вызывающе, на шикарные наряды и у них не было денег, и это вполне было возможным. И вдруг наша журналистка оживилась и говорит «Ой покажите мне их, я должна их увидеть! Я столько статей про них написала а в действительности никогда их не видела.» Я задумался о целях и задачах массмедиа и о судьбе российской журналистики.

Продолжение про письма, теперь уже на телевидение, следует.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded